Посягательство любви

Я бросился в комнату Радханатхи Свами. Он сидел, разговаривая с другим преданным. Я поклонился и попросил его благословения уйти. «Я ухожу. Теперь я буду приходить только в особых случаях», — сказал я. Радханатха Свами одобрительно покачал головой. В следующий момент я поднялся и вышел из комнаты. Выйдя, я спустился по лестнице и живо зашагал по внутреннему дворику, направляясь к воротам храма Радха Гопинатхи.

Пройдя через ворота в переулок, я направился к оживлённой главной улице. Всё это время я изо всех сил боролся с собой, чтобы оставаться жизнерадостным, но безрезультатно: я был подорван неистовыми нотациями и нравоучениями. Я любил храм, я любил Радханатха Свами, я любил Харе Кришна мантру, я любил большинство практик бхакти-йоги, но я ненавидел всех, кто посягал на мою свободную волю. Я чувствовал, что несколько преданных в храме делали это со мной. «Теперь достаточно этого!» — решил я. Я не мог больше терпеть. Я решил уйти. Когда я ловил такси, в моём сердце не было никакого желания возвращаться… Внезапно сзади я услышал крики: «Ашок, Ашок». Я обернулся. Ко мне подбежал запыхавшийся монах: «Радханатха Свами хочет поговорить с тобой, прежде чем ты уйдёшь. Он ждёт тебя у ворот». Напрягая зрение, я разглядел хрупкую фигуру Радханатха Свами, стоящего у ворот храма. Как я мог проигнорировать его просьбу? В сопровождении монаха я прошёл назад. Подойдя ближе к воротам, я увидел отчётливую обеспокоенность на лице Радханатха Свами. Это было незабываемое выражение лица.

Через несколько минут я сидел в его комнате, а он сидел напротив меня через стол. Я узнал от него, что сначала он не понял того, что я сказал ему, ворвавшись в его комнату. После того, как я выбежал, преданный, который разговаривал с ним, объяснил Радханатху Махараджу, что я имел в виду. Радханатха Свами сразу же вскочил со своего места и побежал, чтобы остановить меня. Он хотел знать, почему я был в отчаянии, почему я был в таком состоянии, почему я ухожу. Когда я открыл ему своё сердце, выражение его лица исказилось от отвращения. Ему не нравилось насильно заставлять кого-либо делать что-либо, и он не хотел, чтобы кто-то в храме делал это; свобода воли является стержнем, на котором вращается бхакти — чистая любовь к Богу. Мы проговорили с ним с 9:00 вечера до 1:00 ночи. Всё это время он ценил мою искренность на духовном пути и поощрял меня продолжать с энтузиазмом. Он услышал все мои трудности в храме и с нежностью любящего отца дал решения из своего зрелого понимания. Под конец он буквально вырвал моё сердце из груди: «Ашок, ты любишь меня?» С эмоциями, поднимающимися в горле, я сказал: «Да». «Ты обещаешь мне, что не перестанешь приходить сюда?», — сказал он. Он умоляюще смотрел на меня. Я кивнул. Но он не был удовлетворён. Сжав мои руки, он спустился со мной и привёл меня к алтарю. Двери алтаря были закрыты, так как божества Радхи и Кришны были уложены на ночь спать. И всё же он с любовью потребовал: «Вот, пообещай мне здесь, что ты не перестанешь приходить в храм». Со слезами на глазах я дал ему своё обещание.

Это было 22 года назад. Теперь, оглядываясь назад, мне интересно – разве в ту ночь Радханатха Свами не покушался на мою свободную волю?! Конечно, покушался… Но это было посягательство любви, то, чего сердце жаждет, а не то, что его сжигает.

И прежде чем я закончу, ещё одна вещь. За эти годы община очень возмужала, повзрослела. Теперь, следуя по стопам Радханатха Свами, никто не прибегает к принуждению или давлению, обучая бхакти-йоге. Это община любви.

Ашок Парих



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *