Он неизменно был благожелателен к окружающим

Шрила Бхактивинода ТхакураТхакур отличался необычайным радушием и легко находил общий язык с любым человеком, какое бы положение в обществе тот ни занимал. Он никогда не таил на других зла, и многие из его завистников и недоброжелателей, устыдившись своего поведения, рано или поздно просили у него прощения, и он всегда их прощал. Являясь приверженцем идеи вселенского братства, Тхакур был очень дружелюбен и желал другим только добра. Встреча с ним приносила людям неизмеримое благо. Чуждый гордыне, он неизменно был благожелателен к окружающим. Бхактивинода Тхакур никогда не говорил ничего такого, что могло задеть чьи-либо чувства.

Шрила Бхактивинода ТхакураТхакур отличался необычайным радушием и легко находил общий язык с любым человеком, какое бы положение в обществе тот ни занимал. Он никогда не таил на других зла, и многие из его завистников и недоброжелателей, устыдившись своего поведения, рано или поздно просили у него прощения, и он всегда их прощал. Являясь приверженцем идеи вселенского братства, Тхакур был очень дружелюбен и желал другим только добра. Встреча с ним приносила людям неизмеримое благо.

Чуждый гордыне, он неизменно был благожелателен к окружающим. Бхактивинода Тхакур никогда не говорил ничего такого, что могло задеть чьи-либо чувства. Он никого не критиковал, если не был уверен, что имеет на это право и тем самым принесет пользу. При этом любой, кому доводилось выслушать его отповедь, в итоге был благодарен ему. Хотя Тхакура знали и уважали в Бенгалии, Бихаре и Ориссе, он никогда не гордился своим положением.

Глубокие познания в философии позволяли ему на равных общаться с самыми просвещенными мужами, а его преданность Богу внушала уважение как благовоспитанным людям, так и отпетым негодяям.»

Бхактивинода Тхакур считал, что учение Господа Чайтаньи благодаря своей глубокой философской основе способно объединить все противоборствующие философии и религии, ибо вселенская религия всех душ — это преданное служение Верховному Господу. Тхакур особенно хотел, чтобы учение Чайтаньи Махапрабху распространилось по всему миру. В 1885 году Шрила Бхактивинода писал в журнале «Саджджана-тошани»: «Шриман Махапрабху низошел со Своим окружением не для того, чтобы спасти горстку людей в Индии. Проповедуя вечную дхарму, Он намеревался освободить из оков материи все живые существа во вселенной. Господь Чайтанья Сам говорит об этом в «Чайтанья-бхагавате»: «Мое Имя будет звучать в городах и деревнях всех стран мира». Все существующие религии, достигнув наивысшей ступени своего развития, неминуемо станут единой дхармой совместного пения Святого Имени.

Да будет благословен тот день, когда удачливые англичане, французы, русские, немцы и американцы, взяв в руки флаги, литавры, мриданги и караталы, поднимут в своих городах волну харинама-санкиртаны. Когда же придет этот день? Когда с возгласами «Слава, слава Шачинандане!» светлокожие вайшнавы обнимутся со своими бенгальским братьями и скажут им: «Примите нас, дорогие братья, ибо мы нашли прибежище в бескрайнем океане любви к Господу Чайтанье!»?

Скоро ли настанет этот день? День, когда святая, непогрешимая любовь к Богу, которую испытывают вайшнавы, станет единственной религией всех душ, а все малые религии подобно рекам впадут в безбрежный, всеохватывающий океан вайшнавизма. Когда же настанет этот день?

Пандит Саткари Чхаттопаддхьяя Сиддханта Бхушана