Очень хороший вопрос

чайтаньяУ Говинда-даси был вопрос к Свамиджи. Как-то он вскользь упомянул, что Господь Чайтанья плакал от разлуки с Кришной и однажды даже бросился в реку с криком: «Где же Кришна?» Она была не уверена, уместным ли будет ее вопрос, но ждала подходящего случая задать его. Однажды вечером после лекции, когда настало время вопросов, все молчали, поэтому Говинда-даси подумала: «Это мой шанс», но все равно колебалась. Ее вопрос был не по теме лекции, и, кроме того, она не любила задавать вопросы на публике.

чайтаньяУ Говинда-даси был вопрос к Свамиджи. Как-то он вскользь упомянул, что Господь Чайтанья плакал от разлуки с Кришной и однажды даже бросился в реку с криком: «Где же Кришна?» Она была не уверена, уместным ли будет ее вопрос, но ждала подходящего случая задать его.

Однажды вечером после лекции, когда настало время вопросов, все молчали, поэтому Говинда-даси подумала: «Это мой шанс», но все равно колебалась. Ее вопрос был не по теме лекции, и, кроме того, она не любила задавать вопросы на публике.

— Нет вопросов? — Свамиджи оглядел аудиторию.

Говинда-даси показалось, что Свамиджи разочарован тем, что ни у кого не было вопросов. Он неоднократно просил их задавать вопросы и развеивать всякие сомнения.

Свамиджи спросил опять: — Есть какие-нибудь вопросы?

Говинда даси: Не могли бы вы рассказать о том, как Господь Чайтанья спрашивал, где Кришна, и падал в воду? Или это не…

Свамиджи улыбнулся: Да, да. Очень хорошо. Ты задала очень хороший вопрос. О, я очень доволен.

— Господь Чайтанья, — начал Свамиджи, — является величайшим воплощением кришна-бхакти, преданным Кришны. Посмотрите, как Он жил. Он никогда не говорил: «Я видел Кришну». Он никогда не говорил: «Я видел Кришну». Он сходил с ума по Кришне. Таков метод философии Чайтаньи. Это называется вираха. Вираха значит «разлука»… «разлука»: «Кришна, Ты такой удивительный, Ты такой милостивый, Ты такой хороший. А я такой негодяй, так полон греха, что не могу увидеть Тебя. Я не достоин видеть Тебя».

Если человек чувствует такую разлуку с Кришной — «Кришна, я хочу видеть Тебя, но я такой негодный, что не могу этого сделать» — это чувство разлуки обогатит ваше сознание Кришны. Чувство разлуки. Не так, что: «Кришна, я видел Тебя. Все. Замечательно. Я понял Тебя. Больше ничего не нужно. Дело сделано». Нет! Беспрестанно. Думайте так: «Я недостоин лицезреть Кришну». Это наполнит и обогатит вас сознанием Кришны. У Чайтаньи Махапрабху это было — это чувство разлуки.

Это разлука, которую ощущает Радхарани. Когда Кришна уехал из Вриндаваны, чтобы вернуться к Себе, к Своему отцу, Радхарани охватили такие чувства — она беспрестанно сходила с ума по Кришне. И Кришна Чайтанья, Чайтанья Махапрабху испытывал то же чувство разлуки, что и Радхарани. Это пример совершенного поклонения Кришне и обретения сознания Кришны. Итак, вы знаете, что Господь Чайтанья бросился в море: «Кришна, здесь ли Ты? Кришна, здесь ли Ты?».

Подобным образом, его преемники, ученики Господа Чайтаньи, Госвами — Рупа Госвами, Санатана Госвами — они также, в той же ученической традиции, поклонялись Кришне в настроении разлуки. Один замечательный стих так говорит о них.
Свамиджи пропел:

хе радхе враджа-девике ча лалите хе нанда-суно кутах
шри-говардхана-калпа-падапа-тале калинди-ванье кутах
гхошантав ити сарвато враджа-пуре кхедайр маха-вихвалау
ванде рупа-санатанау рагху-югау шри джива-гопалакау?

Так же и эти Госвами, когда обрели зрелость в преданном служении — что они делали? Каждый день они ходили по Вриндавана-дхаме, словно сумасшедшие: «Кришна, где ты?» Вот это пример. Очень хороший вопрос.

Свамиджи сделал паузу и, произнеся задумчивое «Ммм», замолчал. Молодежь тоже молчала и смотрела на него. Он сидел, скрестив ноги, на черной бархатной подушке на возвышении из красного дерева. Его руки были сложены, а глаза закрыты. Его охватили глубокие экстатические переживания. Простые преданные, сидящие в храме, не могли знать, что происходит, но они видели, что он вошел в глубокое духовное состояние.

Они почувствовали, как атмосфера наполнилась благоговейным спокойствием преданности, и не сводили с него глаз.
Прошло полторы минуты. Бхактиведанта Свами произнес еще одно задумчивое «Ммм» и открыл глаза — они были полны слез. Он протянул руку и взял караталы, которые звякнули в его руках, но опять замер, и его внешнее сознание снова отключилось.

Прошла еще одна молчаливая минута. Стояла мертвая тишина, но время, казалось, текло очень напряженно и медленно. Прошла еще минута. Спустя почти четыре минуты Свамиджи прочистил горло и, ударив в караталы, стал отбивать медленный ритм. Какой-то преданный монотонно «загудел» на фисгармонии.

Свамиджи пел: говинда джая джая гопала джая джая / радха-рамана хари говинда джая джая, постепенно наращивая темп. Примерно через десять минут киртана прекратилась, и Свамиджи вышел из комнаты.

Преданные вставали и приступали к своим обязанностям — кто-то вслед за Свамиджи выходил из храма и шел на кухню, другие собирались вместе побеседовать. Они понимали, что их духовный учитель остро ощущает разлуку с Кришной. У них не было сомнений в том, что он испытал глубокий экстаз, поскольку, находясь рядом с ним в этом долгом, необычном молчании, они ощутили отблеск той же любви к Кришне.

Прабхупада-лиламрита