27 июля — день ухода Вамшидаса Бабаджи

Вамшимдас Бабаджи был сиддха-махатмой в цепи ученической преемственности, идущей от Шри Нароттама Тхакура. Имя его дикша-гуру было Харилал Враджаваси, а имя саннйаса-гуру – Рамананда Враджаваси. Понять, что он достиг совершенства в духовной жизни, было трудно, поскольку он жил подальше от остального мира, в уединенном месте на берегу Ганги возле Барал Гхата в Навадвипе, как будто весь мир отрекся от него, как от безумного и никчемного нищего. Но в действительности, это не мир отказался от него, но он отверг этот мир как бесполезный.

У него почти не было мирской собственности. Его единственной собственностью были каупина (кусок ткани, прикрывающий интимные места), каранга (маленький горшок), и кантха (тонкое стеганое одеяло, сделанное из сшитых вместе тряпок). Однажды Шрипада Харидас Госвами спросил его, почему он не носит бахирвасу (набедренная повязка, или верхняя одежда). Он ответил: «Я живу только с «ка», что означает каупина, каранга и кантха. Мне нет ни какого дела до «ба», что означает бахирваса, или верхняя (внешняя) одежда. Бахирваса приводит к взаимоотношениям с внешним миром и людьми категории бахиранга, то есть теми, кто привязан к внешнему миру. Мой Гаура просил меня не носить бахирвасу, не смешиваться с бахиранги (людьми, пребывающими во внешнем, материальном сознании)».

Вамшидаса Бабаджи жил в своем собственном внутреннем мире. Центром его мира были его Божества – Гаура-Гададхара, Нитай, Радха-Кришна и Гопал. Для служения Божествам у него были два медных горшка, несколько глиняных, один поднос, одна ложечка, несколько маленьких чашечек, панча-патра (металлический сосуд, используемый для пуджи), колокольчик и раковина, и больше ничего. Баба проводил свои дни и ночи в служении Божествам и приятных разговорах с ними. Он выходил из своего кутира ранним утром, чтобы нарвать цветов, а затем отправлялся собирать бхикшу.

Обычно Бабаджи возвращался домой около полудня, и делал из цветов гирлянды для каждого из шести Божеств. После этого он начинал резать овощи. Перед нарезкой он многократно промывал каждый овощ, затем мыл рис, внимательно рассматривая каждое зернышко, и если находил хотя бы одно неошелушенное зерно, удалял его своей рукой. Готовил он медленно, все время размышляя об играх Радха-Кришны или Гаура-Нитай. Иногда Баба пел, или разговаривал с Ними. Только лишь поздним вечером заканчивал он приготовление и предлагал бхогу Божествам. Вамшидас Баба не сознавал течения времени. Утро или вечер, день или ночь, не имели для него ни какого значения. Большую часть ночи он бодрствовал, разговаривал и пел песни.

Шрипада Харидас Госвами однажды очень удивился, видя его готовящим для Божеств в 9 часов утра. Он сказал Бабаджи Махараджу: «Баба! Было бы замечательно, если бы вы готовили бхогу как сейчас, каждое утро». Тот ответил: «Я не знаю, утро сейчас или вечер. Я что, слуга их отца, чтобы кормить их по часам? Если они хотят так кушать, пусть готовят сами. Пусть Гададхара готовит для Гауры. Нитай – авадхута (святой, находящийся выше всех общественных норм, и заповедей священных писаний). У него нет касты. Он может пойти и поесть где-нибудь. Я не волнуюсь за своего Гопала. Дойная корова приходит сюда каждый день и дает Ему молока. За счет этого он проживет. Я должен побеспокоиться о Радха-Кришне. Я приготовлю для них немного риса и овощей. Если я этого не сделаю, они отправятся во Вриндавану и попросят мадхукари (автобиография Харидаса Госвами, страница 265)».

Уходя собирать бхикшу, или омыться в Ганге, Вамшидаса Баба ни когда не закрывал дверь своего кутира. Когда кто-нибудь спрашивал его, почему он не закрывает свой кутир, он отвечал: «Если Сам хозяин дома не присматривает за ним, и у него есть теплое местечко для вора, какой смысл закрывать дом на замок? У меня даже нет с собой ключей. Все три ключа от замка находятся у трех мальчиков: один – у Гауры, один – у Нитая, и один – у Гададхары». Поручив замок и ключи заботам троих мальчишек, Баба ни о чем не беспокоился. Если в его отсутствие корова заходила в дом и переворачивали все вверх дном, он сердился на них. Если кто-то крал что-нибудь из кутира, Баба говорил: «У Гауры в сердце есть теплое местечко для Надийаваси, обитателей Его собственной дхамы, поэтому он отдает им все. А я здесь всего лишь чужак».

Однажды, когда Бабаджи ушел собирать бхикшу, было похищено золотое ожерелье, пожертвованное кем-то для Гауры. Вернувшись в кутир, Баба почти два часа ругал Гауру, допытываясь у Него, кому Он отдал ожерелье. Ближе к вечеру, получив от Него намек, он отправился в дом вора и попросил его вернуть ожерелье. Вор вытолкнул его на веранду. Бабаджи был ранен, но не сказал ни слова. Но как Гаура мог стерпеть это? Вскоре вор, вместе со всеми членами своей семьи, умер («Гаудия Вайшнава Дживана», часть 2, страница 328).

Однажды Баба наказал Гаура-Нитай за попустительство воровству. Были похищены два латунных горшка, в которых Баба готовил для Гаура-Нитай. Как это могло случиться без попустительства Гаура-Нитай? Итак, они были наказаны. Баба отругал их, и в тот день не кормил. Наказание возымело эффект. На следующий день кто-то пришел и молча принес один из похищенных горшков.

Бабаджи сказал: «Этот маленький горшок принадлежит Нитйананде. Завтра я Его накормлю. Если Гаура голоден, пусть вернет Свой горшок». Баба всегда делал то, о чем говорил. Он приготовил бхогу и предложил ее Нитаю. Лицо Гауры вытянулось, когда он увидел, как ест Нитйананда. Через некоторое время другой человек принес горшок Гауры. Тогда Баба приготовил и предложил бхогу Гауре. Когда же Гаура поел, баба сказал со слезами на глазах: «Разве я когда-нибудь хотел наказывать Вас? Но Вы оба настолько непослушны, что всегда подтруниваете надо мной. Разве Вам не известно, что я состарился, и больше не могу этого терпеть? Что же с Вами, сорванцами, делать?».

Однажды, ближе к концу жизни, неся Божества с собой, Баба отправился к себе на Родину, в Маджитпур, что в округе Маймансинха. В дороге он не ел, не спал, не испражнялся и не мочился («Гаудия Вайшнава Дживана», часть 2, страница 332). Достигнув Маджитпура, он остановился в полуразрушенном храме. Посетив место своего рождения, он отправился во Вриндаван и Пури. Во Вриндаване Бабаджи жил на берегу Ямуны, а в Пури – на берегу Нарендра-саровары. Он никогда не заходил в храм для даршана. Во время его путешествия, садху из Гаудия Матха делали для него большое служение.
О семейной жизни Бабы почти ничего не известно, кроме того, что он женился в юном возрасте, и, когда Вамшидас Баба отрекся от мира, его сыну, Харачандре, было девять или десять лет. Бабаджи пришел в Навадвипу приблизительно в 1906 году. Однажды, в 1932 году, автор (доктор Капур) попытался встретиться с ним, но не смог, поскольку дверь его кутира была закрыта, хотя можно было слышать, как Баба разговаривает с Божествами на диалекте Маймансинха. Вамшидас Бабаджи Махарадж покинул этот мир в 1944 году.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *